Eyewitness To Kharkiv: Beaten By Putin’s Thugs (Guest Column, English And Russian)

Apr 12th, 2014 | By | Category: News

The following is a guest column by Sergei Mel’nik, a resident of Kharkiv, Ukraine. It describes the April 9 demonstrations in Kharkiv, in which he was caught up. He posted this account on Facebook, https://www.facebook.com/photo.php?fbid=601916009898041&set=a.462923427130634.1073741827.100002389435271&type=1&theater I publish an English translation with his permission. For those who doubt the demonstrations are being infiltrated Russian agents, see photo supplied by Latvian authorities posted below.

Melnik’s account begins here:

On the morning of April I went to Piatikhatki [on the outskirts of Kharkiv] to participate in a forest cross-country race. Then, though a little late, I went to the Euromaidan concert at the Shevchenko monument.

Photo of Melnik after beating by pro-Russian activists in Kharkiv.

Photo of Melnik after beating by pro-Russian activists in Kharkiv.

During the concert a crowd of people wearing St. George ribbons and carrying Russian flags arrived. I cannot estimate how many of them there were as they were standing behind a cordon of militiamen. There were shouts and name calling between the two groups, but we did not see more than the usual aggression from the other side, although some of them managed to infiltrate our side and talk to us.

The “oppressed ethnic Russians” Putin must protect. They look like protest tourists and agents to me. I’d hate to meet any of them in a dark alley. Notice they are all wearing the standard black-leather-jacket thug uniform.

The “oppressed ethnic Russians” Putin must protect. They look like protest tourists and agents to me. I’d hate to meet any of them in a dark alley. Notice they are all wearing the standard black-leather-jacket thug uniform.

At that moment people on the stage began squabbling. One guy, probably a leader of the self–defense group (pro-Maidan) said we should go home because the situation had become dangerous. Others insisted we should stay. Most decided to stay; it seemed the right thing to do. Why would we be afraid to stay at a peaceful concert? Why should we be scared of a bunch of bandits? Let the militia arrest them if they make a row. Will they frighten us so much that we cannot go downtown? If we stay home, they will come and shoot us one by one. I thus bear a share of the responsibility for what happened later. I was all for staying there, and so I spoke out, along with others. According to that logic, I finally got inside this threshing machine. It would be unfair if somebody else were in my place, as I cast my vote to stay.

The concert went on. When it was over, people began leaving. We helped pack the equipment and began moving along Sumskaia Street [main street in downtown Kharkiv] in the direction of Sovetskaia Square on the right side of the street. Along with others I was at the end to see that no one got left behind and into trouble. We were surrounded by militiamen; to the left of them were anti-Maidanists (I assume there were several thousand of them). They became much more aggressive, trying many times to start fights. They threatened to smash us; they took pictures of us with their phones.

This photo was forwarded to Ukrainian authorities. It shows the professional pro-Russian protester in Riga  5 years earlier now appearing in Kharkiv demonstrations.

This photo was forwarded to Ukrainian authorities. It shows the professional pro-Russian protester in Riga 5 years earlier now appearing in Kharkiv demonstrations.

At one point we were unable to move forward; people said that Sumskaia Street was blocked, although I do not know what actually happened there. Probably most of the pro-Maidan people moved forward (thank God!); several dozens of us stayed behind, cut off by rows of militiamen and anti-Maidanists. At this point the situation worsened; we were surrounded by a huge crowd of aggressive anti-Maidanists and could not make a move.

There were militiamen but not enough to protect us. We could not go anywhere; we had anti-Maidanists on every side, and they would not let us go. The crowd surrounding us was shouting: “We will kill you, m-f-ers.” (I will not quote the other insults here.) They threw themselves on the militiamen, hoping to break through the cordon. At several points they succeeded and began beating us. We could not struggle against such a crowd; all we could do was protect our heads, try not to fall down, and, most important, prevent them from taking me or my comrades into their crowd (from which no one would have escaped alive). Anti-Maidanists dragged me by my hair; during those seconds I said to myself, “you should have cut your hair, idiot.” They kicked heads with their feet. Sometimes I managed to stay standing; sometimes they knocked me down to the road. I protected my head with my hands, fending off the blows somewhat.

At moments the militia cordon stood steady, without gaps in the cordon. But then the anti-Maidanist began spitting on us and throwing stones, some of which reached us. (Fortunately, in this area of Kharkiv, they could not find many stones.) They also threw explosives and petards in our direction. All this was accompanied by their screaming, “Russia, Russia!” Now we could understand the real meaning of a “Russian-style Kharkov.” I wish people in Russia could understand this too.

In the meantime militiamen tried hard to contain the crowd and slowly move us to their van [avtozak-transportation van for prisoners]. Unfortunately, they had not nearly enough personnel. One might question the professionalism and adequacy of the militia’s actions. I believe that the number of militiamen should have been doubled or tripled; then they could have protected us from being slaughtered. Having such small numbers they were barely able contain the crowd (sometimes they could not even do that). A small number of militiamen acted in the only possible way. If anybody is responsible for what happened, it was their superiors, who should have sent more people but did not.

When we were close to the van, the attacks from the gangs became worse. They sprayed something from a small container on us that made it difficult to breath and made our eyes water. At that moment I became frightened because the corridor to the van was too narrow; they could reach me from any side and drag me into the crowd, and I would be unable to see them because of my watery eyes. The same would happen if they beat me. When I could see those beating me, I could somehow protect my head with my hands but not at that moment. I actually missed a strong blow, which I could not see (I still do not know whether it was done with a foot or a fist). I saw stars; I did not fall down (I could not afford that). We continued moving toward the militia van. Finally we dived into it, which was the end of the first part of our adventure. There were about fifteen people in the van. The doors were locked, but the van could only move about a foot and a half a minute because of the crowd surrounding it. It was stuffy in the bus, and some people did not feel well. None of us had water.

The attempt to drive away lasted about half an hour; nobody could tell what was going on. Then the driver said that one tire seemed to be flat, and it became clear that they would be unable to get us out. Here began the second part of our adventure.

Militiamen opened the door of the van and demanded we get out. Those who left the van were ordered to kneel and move ahead on their knees. We all asked ourselves whether or not to follow the order. If you think it is an easy choice, it’s not. The crowd wanted our blood or at least to see us humiliated. As a result, everybody, myself included, moved ahead on our knees or squatting; only one guy tried to walk. My thoughts were as follows: I am standing on the railroad tracks with an unguided train approaching me at high speed. It would be viewed as shameful to jump away, but I would do so. I felt in a similar situation. You could stand, but this crazy crowd would break through the thin layer of militiamen and crush us all. Thus, moving ahead on my knees, I did not feel ashamed; I was simply annoyed by this “unguided train” in our city. The guy who tried to walk probably increased the aggressiveness of the crowd by a third. But that was the choice he made.

We had been moving in that physically grueling mode for about thirty minutes. One of us had a concussion; he received his share of kicks, as did we all. Again, there were not enough militiamen, though they contained the elements the best they could. They also yelled “kneel, idiot!” probably following my course of thought. The best decision would have been to arrest the mob, because they clearly were the instigators. But in such small numbers they COULD NOT.

At that point I was not paying much attention to anti-Maidanist words. But when somebody yelled at me “Go to your L’vov, Zhidomason [kike and mason]!” I felt I had to answer that I was from Kharkov. I did not get serious blows, just a good one in the back of the head with God knows what.

In such manner we reached the second van and were driven to Dzerzhinskoe ROVD [Militia Department of Dzerzhinskii raion], where everything was quiet and they kept a civil tongue. But that is another story.

All in all I was lucky. Although they hit me mostly on the head, I seem to have avoided a concussion or broken nose. Teeth and eyes are in place, just many bruises, bumps, and scratches on the head but in general no serious problems, except being uncomfortable about going out.

Many thanks to everybody who responded and helped!

Truth and reason will win!

Как я видел события 6 апреля.

С утра я съездил в Пятихатки, поучаствовал в лесном кроссе, бежал 8 километров. Потом, хоть и с опозданием, пришёл на майдановский концерт, под памятник Шевченко.

Ещё во время концерта подошла толпа с георгиевскими ленточками и российскими флагами. Количество назвать не могу – они стояли чуть поодаль через кордоны милиции. Перекрикивались, взаимно ругались, но агрессии с той стороны в тот момент особой не было – не больше, чем обычно. Кто-кто из них обходными путями таки просачивался на нашу сторону и общались.

На сцене майдана произошла перепалка (не могу сейчас точно вспомнить, после вышеописанного, или до – но примерно в это время). Один парень (вероятно, главный по самообороне) сказал, что в связи с напряжённой ситуацией надо расходиться. Другие выступали за то, чтобы остаться. Эта позиция для большинства стоящих под памятником и показалась правильной. Непонятно, почему мы должны бояться стоять на мирном концерте, бояться каких-то непонятных бандитов. Пусть их милиция арестовывает, если начнут буянить! Что нам – вообще в центр бояться выходить? Ну так по домам же перестреляют.

Я тоже был за то, чтобы стоять, и вслух это говорил, вместе со всеми. Поэтому, в каком-то смысле часть вины за произошедшее на мне есть. По этой логике правильно, что под эту молотилку я тоже попал – было бы несправедливо, если бы вместо меня попал кто-то другой, при том, что я присоединялся ко всеобщему голосу за то, чтобы остаться.

Концерт продолжился. После окончания начали расходиться. Мы помогли загрузить аппаратуру и двинулись по Сумской в сторону Советской. Шли по правому тротуару. Я с ребятами – в последних рядах, чтобы видеть, что никого не осталось, и никто не попал в переделку. Вокруг нас шла цепью милиция, а слева от милиции – антимайдан, по-моему несколько тысяч людей. Здесь они уже были очень агрессивны, и много раз пытались затеять драку. Угрожали нам физической расправой. Всех нас много раз сняли на телефоны.

В какой-то момент произошла остановка, впереди говорили, что перекрыта Сумская. Не знаю, что там на самом деле произошло. Видимо, именно в это момент и получилось, что основная масса майдана ушла вперёд (и слава богу), а несколько десятков нас остались них отрезанными рядами милиции и антимайдановцами.

Вот тут ситуация начала выглядеть неприятно. Мы стоим окружённые огромной толпой агрессивных антимайдановцев, и с места сдвинуться практически не можем. Милиция есть, но её очень мало. Их катастрофически не хватало, чтобы нас защитить. Идти мы не можем – со всех сторон антимайдановцы, и они не пускают. Всё эта толпа кричит “Убью, ссука”, про оскорбления я молчу. они кидаются на милицию и пытаются прорвать оцепление. Иногда это им в каких-то точках сделать удаётся, и начинается избиение. Драться с этой толпой было бы невозможно. Внимания хватало только на то, чтобы беречь голову, стараться не упасть, и самое важное – не дать затащить себя и никого из наших – в ту толпу (оттуда бы живым никто не вышел). Антимайдановцы пытались затащить туда каждого. В моём случае это им было проще – тащили за волосы. И я в те секунды уже несколько раз успел сказать себе – “пора постричься, балда!”. Тогда я много раз получил ногами по голове. Иногда, стоя на ногах, иногда – лёжа на мостовой. Но особо сильных ударов не случилось, да и смягчал руками, как мог.

Были минуты, когда милицейская цепь стояла целая, и антимайдановцы достать нас ногами и руками не могли. Тогда они в нас плевали, кидали камнями, иногда попадали. На счастье, видимо, в этой точке Харькова крупных камней они много найти не смогли. Кидали в нашу группу взрывпакеты, петарды. Но из всего этого камни были всё-таки неприятнее. Всё это – под дружное “Россия, Россия!”. Да, мы теперь увидели, что такое “Россия по-харьковски”. Хочется, чтобы это увидели и россияне

Милиция тем временем всеми находящимися на тот момент силами пыталась сдерживать толпу и медленно продвигать нас в сторону автозака. А сил этих было катастрофически мало. Сейчас, конечно же первым делом всплывут вопросы о профессионализме и адекватности действий милиции. Я не специалист в городских беспорядках, но мой субъективный взгляд такой – милиции должно было быть по крайней мере в 2 – 3 раза больше. Тогда они могли бы предотвратить избиения. А этим количеством – у них еле хватало сил на то, чтобы сдерживать толпу (а в некоторые моменты и не хватало). То небольшое количество милиции, которое здесь было – как мне кажется – до этого момента действовало единственно возможным правильным образом. Если кто и виноват в произошедшем – то не они, а те, кто должен был, но не прислал сюда подкрепление. Времени на это было очень много.

Когда мы уже приближались к автозаку – атаки толпы усилились. В нас что-то распылили из баллончика. Не знаю, что именно, но было трудно дышать и сильно слезились глаза. Вот в этот момент мне стало страшновато – “коридор” узкий, с любой стороны меня могут достать и опять потащить в толпу – а я даже не успею это увидеть – глаза продолжают слезиться, и видно мало чего. То же самое – с ударами. Пока я видел бьющих, я ещё мог, хоть и не профессионально, но хоть как-то защищать голову руками, а теперь – нет.

И действительно пропустил хороший удар, которого так и не увидел (поэтому не знаю, в этот раз ногой или кулаком). Увидел искры – теперь я знаю, что “искры из глаз” это не фигура речи. Кажется, не упал – этого было делать нельзя – а пытался дальше вместе со всеми продвигаться к милицейской машине. В конце концов мы туда нырнули, и первая часть нашего приключения окончилась.

В автозак мы набились довольно плотно, кажется, человек пятнадцать. Нас закрыли, но ехать машина практически не могла, из-за окружавшей толпы. Ехали, наверное, около полуметра в минуту. Было довольно душно, а кое-кому и нехорошо. Воды ни у кого не оказалось.

Эта попытка уехать длилась, наверное, пол часа, и не было понятно, к чему это всё ведёт при такой ситуации. Потом из кабины водителя услышали, что якобы одно колесо проколото, и стало ясно, что нас вряд ли вообще отсюда вывезут. Тут начинается вторая часть.

Милиция открыла двери машины и скомандовала нам выходить. А вышедшим тут же командовали – становиться на колени и таким образом передвигаться вперёд. Это орала толпа, это кричала и милиция. Тут, друзья, ситуация становится тонкой и неоднозначной, и надо пояснить.

Для каждого из нас тогда встал вопрос – выполнить это требование – или нет. Если кому-то кажется, что это простой выбор – пожалуйста, не спешите с выводами. Толпа хотела нашей крови или хотя бы унижения. В итоге почти все (я в том числе) передвигались на коленях или на корточках, а один парень постоянно пытался идти врост. Не могу сказать за всех, но для меня это было образно примерно так: Я стою на шпалах на железной дороге, а на меня несётся неуправляемый паровоз. Отойти в сторону, допустим, считается позорно, но я бы отошел. По ощущениям тут действительно была ситуация – можно встать, но тогда окончательно взбесившаяся толпа сметёт нафиг этот тонкий слой милиции и растопчет и их и нас. Я передвигался на коленях, и не чувствовал стыда – только досаду за этот “неуправляемый паровоз” в нашем городе.

Один парень пытался идти прямо, и наверное третья доля агрессивности толпы была вызвана этим. Не могу сказать, что он не прав – он решил так.

Двигались мы так довольно долго. Мне показалось – минут тридцать. Это было не легко ещё и физически. Учтите, что среди нас при этом был и парень с сотрясением, и его тоже продолжали иногда доставать ногами по голове, как и всех нас.

Опять о милиции. Та же ситуация. Да, их было всё так же мало, и они как могли сдерживали эту стихию основное время, хотя и не всегда. Да, они тоже кричали нам “на колени, болван!”, имея в виду, видимо, те же мысли, что я уже высказал. Да, лучший вариант был бы сейчас – арестовать всю эту ораву – ведь бандитизм налицо. Думаю, что они НЕ МОГЛИ БЫ этого сделать таким количеством.

На слова, доносящиеся от антимайдана, я уже мало внимания обращал. Но когда мне персонально кто-то кричал – “Убирайся в свой Львов, жидомассон!” – я всё-таки отвечал, что я из Харькова. Кидали в нас и зелёнкой. На этом участке я серьёзных ударов не получил, если не считать хорошего удара в затылок, не знаю чем.

Так мы добрались до второго автозака, и нас увезли в Дзержинское РОВД, где уже всё было спокойно и в рамках приличия. Но то уже отдельный рассказ.

По итогу – мне всё-таки повезло. Хотя били исключительно по голове – вроде бы нет ни сотрясения, ни перелома носа. Зубы и глаза на месте. Просто много ушибов, синяков, шишек и ссадин на голове, но это не причиняет особого неудобства, кроме того, что на улицу не выйти.

Большое спасибо всем, кто помогал и откликнулся!

Победит правда и разум!

Source: Forbes

Tags:

Leave a Comment

You must be logged in to post a comment.